Под водой мы живем, а на суше существуем

Предложение поехать в Крым на три дня поступило совершенно неожиданно, когда я готовил статью о краматорских дайверах. «Здесь у нас места, для подводного плавания не подходящие, если и ныряем, то на Голубых озерах, в других местах ничего под водой и не видно, - сказал Александр, - а вот на море - другое дело. В первых числах августа мы там со всей Украины собираемся, поехали с нами!». «Почему именно Тарханкут?" - интересуюсь у ребят и получаю ответ: "Там «дайверский рай»: чистое море, большие глубины прямо у берега и различные типы дна, есть что наблюдать".

«АКВАТИК» НА АТЛЕШЕ

«Акватик» - это донецкий клуб подводного плавания, который ежегодно летом становится лагерем на Большом Атлеше. Лагерь представляет собой палаточный городок в степи над крутым каменистым обрывом над морем. Вход в него с дороги закрывает самодельный шлагбаум. Из удобств в лагере * только два туалета (для степи и это немало) да общий стол под натянутым тентом от парашюта.

Пищу на всех обитателей готовят в вагончике. Пресная вода привозная, и только для питья, мыться или чистить зубы - пожалуйте в море! Есть автономный электрогенератор для зарядки аквалангов воздухом и электроосвещения по вечерам. Вот пожалуй, и все. Стоит пребывание в лагере, включая трехразовое питание и двухразовое в день погружение под воду, 185 гривен в сутки.

Ночью мы сунулись было к спуску к морю, но не рискнули. Лестницы, сделанные руками самих аквалангистов, идут по столь головоломному склону со скалы, что в темноте без привычки легко можно свернуть себе шею.

Утром наши новоприбывшие аквалангисты собрались было под воду, но не тут-то было: оказывается, в лагере строгие правила, первый день отводится для акклиматизации, и погружения в этот день запрещены. Поэтому осторожно спускаемся вниз к морю по скале. Выясняем, что внизу, прямо у воды, на огромных камнях, тоже живут люди, прямо в пещерах, практически на уровне моря.

У берега - громадные камни, между которыми прямо на воздухе сидят крабы. Здесь их никто не трогает, потому что собирать что-либо в море дайверам запрещено. Глубина сразу от берега - шесть метров, а далее - до сорока метров. Для удобного захода в воду вырублены в камне ступеньки, однако купаться не очень хочется из-за полутораметрового слоя мелких дохлых медуз (явление редкое и обращать на него не стоит).Да и крупные живые медузы-корнероты желания заходить в воду без гидрокостюма не добавляют.

«ЧТОБЫ ПОЗНАТЬ НОВЫЙ МИР»

Пока обитатели лагеря готовятся к погружению, я беседую с начальником лагеря, профессиональным инструктором по подводному плаванию Валерием Реутским. Когда я называю дайвинг спортом, он сразу поправляет, замечая, что это не спорт, а отдых, подводный туризм. Валерий занимается дайвингом уже 27 лет, ему приходилось погружаться во многих местах на Черном море, в Днепре, на Мальте, на Красном море, на многих реках и озерах Донетчины, а максимальная глубина погружения составляет 70 метров.

Под водой Валерий занимается только наблюдениями, а подводная охота с аквалангом, оказывается; уже расценивается как браконьерство и дайверам запрещена, поэтому они ее не практикуют.

"Мы погружаемся под воду для того, чтобы открыть для себя новые ощущения, чтобы познать новый мир и понаблюдать за жизнью его обитателей, но мы ничего не берем оттуда - ни животных, ни предметов старины, которые удается находить возле затонувших кораблей, - на это нужно специальное разрешение, - говорит Валерий. - С другой стороны, интересно изучать историю затонувших объектов, их изучение-это моя специализация.

В пяти километрах отсюда лежит известное судно «Цесаревич Алексей», затонувшее в начале XX века. А в районе озера Донузлава, около поселка Мирное, лежат несколько судов, таких, как «Морской охотник», «Варна», «Волгодон». Несколько интересных объектов есть в Севастополе, ( и ) около острова Змеиный. Многие из них еще не идентифицированы. Все . они затонули в период Первой и Второй мировых войн.

А что касается морской фауны - она и так беднее с каждым годом, ее нужно беречь, а не истреблять.

Так, уже почти не встречаются одна из красивейших рыб Черного моря - тригла, или морской петух, скат морская лисица, который еще недавно вообще считался сорной рыбой; меньше стало дельфинов, акул-катранов, камбалы.

Стало меньше мидий, поскольку их безжалостно уничтожает рапана, поэтому она, пожалуй, единственная, на кого мы охотимся ( иногда собираем), ведь естественных врагов, кроме человека, у нее в Черном море нет. Мы даже местным запрещаем сбор крабов, мидий и устриц, по этому поводу у нас с ними даже возникают конфликты.

Чтобы хоть как-то помочь преодолеть экологическую катастрофу Черного моря, мы изготавливаем и опускаем под воду искусственные рифы, чтобы в них жили морские обитатели...

Мы присоединились к международному экологическому движению, проводим подводные субботники, очищаем прибрежную акваторию и побережье от мусора. Очень интересно погружаться ночью - тогда можно пронаблюдать светящихся медуз и рыб, которые не встречаются днем, таких, как налим Галлея, ошибень».

СПОРТ ДЛЯ БОГАТЫХ И ЛЕНИВЫХ» (очень спорное определение)

Дайвинг сегодня - удовольствие не из дешевых, позволить его себе может далеко не каждый. Полный комплект нового снаряжения может стоить от тысячи двухсот долларов. Правда, бэушные баллоны советского образца можно купить на базаре за 200 долларов, гидрокостюм - за сотню-другую гривен, ласты и маску с трубкой - гривен за двести - триста, но все это тоже не пять копеек... А одна заправка баллонов воздушной смесью, которой хватает под водой минут на сорок, стоит 50 гривен (делим на 2) и выше. Однократное погружение для новичка - 150 гривен. (от 150…)

ПОД ВОДУ!

В 11 утра дайверы, спустив со скалы к морю на хитро устроенных блоках снаряжение, готовятся к погружениям.

Облачение в гидрокостюм весьма трудоемкий процесс, осилить его без посторонней помощи почти невозможно. Гидрокостюм из пористой резины - неопрена - действует наподобие поплавка или спасательного жилета: он прекрасно держит на поверхности воды, более того, нырнуть в нем практически невозможно, поэтому для погружения используется специальный пояс со свинцовыми грузами по 6-8 килограммов, в зависимости от веса ныряльщика. (а также от гидрокостюма)

Баллоны с воздушной смесью - тоже штука тяжеленная. Собственно, даже наблюдая за жизнью подводного мира без акваланга, с помощью одной лишь маски с трубкой, можно увидеть много интересного.

Буквально на глубине двадцати сантиметров на прибрежных камнях обитает масса красивых, в поперечную полоску, темно-коричневых каменных крабов. Они подпускают человека на расстояние вытянутой руки, но потом все же, от греха подальше, мгновенно юркают в расщелины. Иной раз краб пытается скрыться от человека под камнем, а там уже сидит другой, и клешнями отпихивает неудачника. Один из таких зазевавшихся бокоходов был нами пойман и сфотографирован, после чего благополучно отпущен в родную стихию. Вся скала под водой густо облеплена мидиями, о которые, к слову, можно сильно порезаться. Между камней плавают надутые пучеглазые бычки, морские собачки, зеленушки, прозрачные зеленоватые креветки (одна девушка, классическая блондинка во всех смыслах этого слова, впервые увидев их, спросила, что это за рыба, а когда ей объяснили, искренне удивилась, что они не красные, как в супермаркетах).

Разнообразные водоросли, которыми густо обросли камни, придают прозрачнейшей воде оттенки всевозможных цветов - от синего и зеленого до желтого и красного.

На глубине пяти-семи метров можно увидеть рыб посерьезнее: и важную скорпену - морского ерша, цвет которой настолько гармонирует с камнями, что заметить ее можно, только когда она двигается, и даже кефаль. Это тот самый пеленгас (кефаль - совсем не пеленгас, это две разные рыбы), которого мы все привыкли видеть на прилавках рынков и супермаркетов, но насколько же по-другому эта красивая и мощная рыба смотрится в родной стихии! За движением стаи лобанов, так их здесь называют, можно наблюдать долго.

Встречаются и рыбки, очень похожие на плотву, -морская тарань, от которой и пошло название сушеной рыбы - таранка. А бычки, деловито снующие между донными камнями, настолько велики, что дух захватывает - наверное, не менее двадцати пяти сантиметров, а через стекло маски они кажутся еще больше!

На самом дне живут хищные моллюски - рапаны. Молодых рапан хорошо видно на камнях и песке, а старые и крупные так обрастают водорослями и морскими желудями, что их немудрено принять за камень.

Море в этих местах привлекает дайверов еще и тем, что неподалеку, в нескольких километрах, есть множество подводных гротов и пещер, а также подводный музей.

В 90-е годы, в эпоху крушения социализма и массового демонтажа памятников советского времени, энтузиасты свезли сюда десятки статуй и бюстов: вождей - от Ленина до Сталина - и других, вплоть до Пушкина и Есенина. Стоит здесь и символ Донбасса - пальма Мерцалова(на самом деле, пальма Мерцалова стоит не на музее, а недалеко от лагеря. Здесь несколько лет назад была организована "Аллея Нескушный сад"). Музей находится на глубине пятнадцати (двеннадцати)метров.

Я не раз жалел, что у меня не было специального оборудования для подводной фотосъемки, чтобы запечатлеть красоты подводного мира. «Под водой мы живем, а на суше существуем», - говорят дайверы. Побывав под водой, их можно понять. Андрей Белобородое

Опубликовано: газета "Восточный проект", г.Краматорск

P.S. Жирным шрифтом по тексту выделены комментарии и замечания Реутского В.А.

Дайвинг - рейтинг DIVEtop.Ru
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика